Новости
Архив
Календарь
Декабрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Культурные артефакты: вернуть нельзя оставить

Сокровища «затерянного города инков» Мачу-Пикчу или сфинксы Хаттуши — довольно редкие примеры культурных артефактов, которые были возвращены музеями в страны, где они были обнаружены западными археологами.

 

Сокровища цивилизации инков были возвращены в Перу после судебного процесса в США

Многие государства пытаются вернуть исторические ценности, оказавшиеся по разным причинам вдали от своей родины. Однако далеко не всегда эти попытки оказываются плодотворными.

В последние годы к возврату культурных ценностей подключились частные лица и организации.

Эксперты сетуют, что возврату культурного достояния препятствуют пробелы как в национальных, так и в международных правовых нормах.

Иск против Йеля

Сто лет назад, в июле 1912 года американский путешественник, археолог и будущий сенатор Хайрем Бингэм начал раскопки в Перу на месте «затерянного города инков» Мачу-Пикчу. В течение нескольких лет Бингэм вывез из Перу тысячи бесценных археологических артефактов.

Властям этой латиноамериканской страны удалось добиться возвращения сокровищ Мачу-Пикчу только спустя сто лет.

 

Власти Перу разрешили Хайрему Бингэму вывезти тысячи артефактов, однако лишь на некоторое время

К счастью для перуанских властей, в этой латиноамериканской стране в начале ХХ века уже существовали законы, регулирующие охрану культурного наследия, и с американским исследователем были подписаны соответствующие бумаги. В них было оговорено, что Йельский университет должен вернуть культурные ценности тогда, когда Перу попросит об этом.

В книге Кристофера Хейни «Колыбель золота: история Хайрема Бингэма, настоящего Индианы Джонса, а также поиски Мачу-Пикчу» подробно рассказывается о том, как с 2006 года правительство Перу начало широкомасштабную кампанию по возврату археологических сокровищ Мачу-Пикчу.

В 2008 году после неудачных переговоров Лима подала в суд на Йельский университет в США. В 2011 году основная часть артефактов была возвращена. В конце концов обе стороны постарались не потерять лицо, говорит Кристофер Хейни.

«Это была победа для Перу, так как Йельскому университету пришлось признать, что речь шла о передаче артефактов на временное хранение, — рассказывает Хейни. — Однако, я думаю, это была и победа для Йеля, который будет теперь еще более тесно сотрудничать с перуанскими коллегами. Согласно подписанным договоренностям, студенты из Перу будут обучаться в Йеле, а американские исследователи получили возможность приезжать и работать на базе университета Куско. И такой путь разрешения подобных споров мог бы стать примером для других стран, таких, как Британия, например».

«Верните нам Пергамон»

В прошлом году Германия возвратила Турции скульптуру сфинкса возрастом более трех тысяч лет. Правда, как рассказывает турецкая журналистка Кериме Сеньюджель, — только после долгих переговоров, увещеваний и угроз.

По ее словам, во времена Османской империи немецкие археологи вывезли многие бесценные экспонаты, в том числе шедевр эллинистического искусства — Пергамский алтарь.

«Этот алтарь был вывезен законно, с согласия османских правителей. Но это имперское согласие не признается правительством республики Турция, у которого совершенно другая политика в этой области. Османские правители не понимали в полной мере ценность и значимость этих культурных артефактов», — говорит журналистка.

Нужно добавить, что первого из двух сфинксов Хаттуши, отправленных в Германию, по утверждению Анкары, только на реставрацию, в Турцию вернули еще в 1924 году.

В коммюнике Фонда прусского культурного наследия о добровольной передаче Турции второго сфинкса говорилось, что речь идет об исключительном случае, который совершенно не означает, что в будущем такие безвозмездные передачи музейных ценностей будут повторяться.

Более того, угрозы и требования Анкары в адрес западных музеев привели к появлению очень жесткой статьи в британском журнале «Экономист» в мае 2012 года:

«Турецкие официальные лица отказываются признать, что сама Турция в течение сотен лет имперского господства силой вывезла из подневольных стран сотни культурных ценностей. Министр культуры Эртугрул Гюнай и его переводчик проигнорировали вопрос о том, будет ли возвращен в Ливан саркофаг Александра. Турки настолько полны решимости предстать жертвами культурного угнетения, что совершенно не хотят признать факт спасения их культурных ценностей западными музеями и археологами», — говорилось в статье.

Разные контексты

В течение многих лет Греция требует возвращения сокровищ Афинского акрополя, которые в начале XIX века вывез лорд Элгин, британский посол в Константинополе.

Журналист и историк из Греции Янис Диктопулос говорит о переломе в общественном сознании: «Попытки воссоздания нескольких музеев — это первый шаг к осознанию самими греками того, что наследие времен архаики, античности, Византии, — все это принадлежит народу Греции».

Однако разразившийся финансовый кризис грозит отодвинуть проблему культурного наследия на задний план, считает Янис Диктопулос: «Я беседовал с людьми, и говорю вам искренне — весь этот порыв может сойти на нет, потому что не будет денег, вот и все».

Представители Британского музея вместо комментария на эту тему отсылают к заявлению, помещенному на его сайте. В нем, в частности, говорится:

«Музейный комплекс Акрополиса дает возможность оценивать и воспринимать мраморные скульптуры храма Парфенон, находящиеся в Афинах, в контексте истории античной Греции и самих Афин. Скульптуры Парфенона в Лондоне представляют античную цивилизацию Афин в мировом контексте. Члены Совета попечителей Британского музея убеждены, что нынешнее разделение между этими двумя экспозициями позволяет донести до аудитории разные и дополняющие друг друга аспекты повествования об этих памятниках».

Вопросы без ответов

Существуют ли универсальные международные конвенции, которые могли бы помочь в разрешении подобных проблем?

По словам референта отдела музеев министерства культуры России Юрия Годованца, Конвенция ЮНЕСКО 1970 года «О мерах по предотвращению незаконного вывоза, ввоза и передачи права собственности на культурные ценности» содержит статью, специально посвященную возвращению ценностей.

Однако она имеет очень общий характер, сетует эксперт. Страны могут по дипломатическим каналам направить соответствующие запросы, но они должны для этого заключить двустороннее соглашение.

По словам Юрия Годованца, Россия заключила более ста таких договоренностей. Однако недостаточная проработанность международных законов в этой сфере налицо, считает он.

Между тем, в России и в Китае в последние годы к возврату культурных ценностей подключились частные лица и организации.

Одной из таких организаций является частный музей Русской иконы. Его директор Николай Задорожный и владелец Михаил Абрамов смогли вернуть в Россию целый ряд вывезенных за рубеж реликвий.

«Я не был фарцовщиком»

Ирония заключается в том, что в советское время Николай Васильевич занимался как раз вывозом икон за рубеж.

«Я не был фарцовщиком, я был контрабандистом. Вопреки законам, которые существовали в Советском Союзе, вывозил иконы на Запад. Не хочу сказать, что в то время я был уверен, что делаю благое дело. Но вот сейчас, по происшествии нескольких десятилетий, я понимаю, что эта деятельность спасла сотни и тысячи икон, потому что только благодаря интересу Запада к русскому искусству, к русской иконе и вывозили иконы из глухих деревень, где они были бы безусловно уничтожены либо огнем, либо временем», — говорит директор музея.

По словам Виктора Петракова, советника министра культуры Российской Федерации, благодаря изданным семи томам так называемых «черных каталогов» в Россию удалось вернуть артефакты, по самым скромным подсчетам, на сумму около 300 миллионов рублей.

«Это иконы, похищенные из музейных собраний, из храмов. Это произведения живописи, например, рисунок художника Родченко, известного в авангардном искусстве, а также картину художницы Розановой, произведения которой очень редки», — вспоминает советник министра.

Трофейное искусство

Вопрос о так называемых перемещенных ценностях Виктор Петраков считает темой особой: «Она регулируется особым законом, который принят в России. Об этом все знают, и есть вещи, которые по этому закону возвращаются. Напомню о книгах из библиотеки Шарашпатокского реформаторского колледжа, возвращенных в Венгрию, либо о замечательных витражах из Мариенкирхе, вернувшихся в Германию».

По мнению Юрия Годованца, в том, что касается возврата культурных артефактов, Россия повела себя образцово, создав вполне справедливый закон, призванный решать подобные проблемы: «Закон этот вводит – западные коллеги с этим не согласны — право на компенсаторную реституцию, то есть когда страна оставляет за собой право удержать какие-то ценности бывшего неприятеля, так как он причинил колоссальный ущерб».

По мнению Юрия Годованца, благодаря этому закону удалось решить многие спорные вопросы с Германией и другими странами Европы.

Он также считает, что ценность культурных артефактов, какой бы стране они не принадлежали, будет с годами только расти. И, возможно, когда-то удастся найти общий знаменатель, который позволит разным государствам рассматривать их как общечеловеческое наследие.

Вот только судя по многочисленным примерам, о которых шла речь, до этого времени еще очень не близко.

bbc.co.uk

Комментировать

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

Новое
Новости