Палеолитические венеры не порнография

Археологи Эйприл Ноуэлл и Мелани Чанг из Викторийского университета (Канада) выступили против сексистской, по их мнению, трактовки некоторых образцов доисторического искусства, в которых принято видеть попытку изобразить женские половые органы.

Проблема интерпретации того, как мыслил и что хотел выразить наскальной живописью древний человек, — одна из самых острых и для историков, и для психологов, и для философов. Насколько мы, сегодняшние, похожи на предков? Можем ли мы в принципе претендовать на реконструкцию их мировоззрения?

 

Венера из пещеры Холе-Фельс (фото Cléo Uebelmann).

Один из самых загадочных символов — круг с дополнительным штрихом или чем-то вроде треугольника. Некоторые (далеко не все) принимают его за стилизованное изображение вульвы (см., например, наш материал о французской пещере Абри-Кастане). Это сложная проблема, здесь есть над чем подумать и поспорить; в ходе дискуссий могут выдвигаться самые неожиданные гипотезы, и упомянутый археологический дуэт вовсе не имеет в виду подвергать сомнению право науки на свободу размышлений. Речь о другом.

«Люди очарованы преисторией, СМИ хотят привлечь внимание читателя, а знаменитый штамп гласит, что секс продаёт, — объясняет свою позицию г-жа Ноуэлл. — Но когда «Нью-Йорк таймс» выходит с заголовком «Предшественник «Плейбоя»: Графика в камне», а журнал «Дискавери» утверждает, что одержимость человека порнографией восходит ко временам кроманьонцев и что у 26-тысячелетней венеры из Виллендорфа грудь размером GG и задница, как у бегемота, это переходит всякие границы. Да, отчасти ответственность лежит на археологах: нам надо тщательнее подбирать слова».

Специалисты указывают на то, что фигурки верхнего палеолита чрезвычайно разнообразны. Это не только венеры из Холе-Фельс, Дольни-Вестонице и того же Виллендорфа, которые вновь и вновь оказываются в центре внимания. Встречаются и мужчины, и животные, и фантастические существа. Есть статуэтки и в одежде. Одно из исследований показало, что фигурки 25-тысячелетней давности демонстрируют женщин разных возрастов (Allison Tripp and Naomi Schmidt, 2013. Analyzing fertility and attraction in Paleolithic. Archaeology, Ethnography and Art ofEurasia. 41:1). Не стоит зацикливаться на эротической стороне палеолитического искусства.

Разумеется, любая интерпретация будет спекулятивной. Но, по мнению Эйприл Ноуэлл и Мелани Чанг, корректнее выбирать более общие термины: охотничья магия, религия, магия плодородия. Негоже уважаемым изданиям вроде Nature отзываться о статуэтках как о доисторическом аналоге красоток с журнальных обложек или как о сексуальных объектах. Нехорошо немецкому музею говорить, что это либо богиня земли, либо pin-up girl, как будто никакой другой функции изображение женщины в древние времена иметь не могло. «Подобные демарши специалистов, — гневается г-жа Ноуэлл, — позволяют журналистам и даже некоторым учёным, особенно эволюционным психологам, объявлять современные ценности западного мира естественно присущими человеку: мол, их происхождение теряется в глубине веков».

Археологи признают, что, возможно, мы никогда не сможем сказать: «Древний человек нарисовал бизона потому-то и потому-то». Нам остаётся лишь тщательное описание доисторического искусства и очень маленькая надежда на то, что когда-нибудь, когда корпус свидетельств о жизни в верхнем палеолите станет достаточно большим, мы сможем сделать какие-то выводы.

 

Не надоели вам подобные заголовки?

compulenta.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *