Катастрофическое глобальное потепление может устроить всего одна комета

55 млн. лет назад, на границе палеоцена и эоцена, на Земле что-то случилось. Вот симптомы этого «что-то»: температура по всей планете повысилась то ли на 5, то ли на 6, то ли на все 8 °С. В итоге если в тропических морях вода потеплела на полтора градуса — где-то до 20 °С, то Северный ледовитый океан, по многим оценкам, «разогрелся» градусов на десять и едва ли заслуживал такого названия. Особенно с учётом находок в его окрестностях живших в этот период тропических видов. Само собой, столь резкое потепление не могло обойтись без вымирания значительного числа живых существ, неприспособленных к драматически изменившимся обстоятельствам.

 

На графике хорошо видно, что 55 млн. лет назад ситуация с температурой даже для самых северных областей планеты была совершенно курортной. (Здесь и ниже иллюстрации Wikimedia Commons.)

Другим странным симптомом той дивной эпохи стал резкий рост содержания углерода-12 в геологических отложениях по сравнению с углеродом-13. Такой резкий, что даже трудно сказать, сколь коротким был отрезок времени, за которое это произошло. Исходя из анализа геологических образцов, которые относятся к данному периоду, это молниеносное потепление приписывают резкому увеличению концентрации углекислого газа в атмосфере — по иным оценкам, в пять–восемь раз по сравнению с его текущим содержанием. Опять-таки не вполне ясно, насколько стремительным был этот рост. Большинство геологов традиционно сходятся на том, что случилось это примерно за 750–30 000 лет. Такой разброс связан с тем, что для геологии любой из этих периодов сравнительно короток, и даже для десятков тысячелетий названный рост содержания углекислоты выглядит необыкновенно.

Впрочем, Джеймс Райт (James Wright) и Морган Шаллер (Morgan Schaller) из Ратгерского университета (США) считают, что коллеги ошибаются. Согласно их оценке, бешеный рост содержания углекислого газа случился всего за… год.

Что заставило господ геологов сделать столь странное заявление? По результатам их анализа содержания карбоната кальция в образцах соответствующего периода, его количество в отложениях всего за один цикл (годичный) упало на 5%. Учёные рассматривали именно отложения океанического шельфа (Атлантического океана), где накопление карбонатов, происходящих от живых существ, идёт очень активно, гораздо интенсивнее, чем в океане в целом.

В принципе ясно, что для такого снижения количества карбонатов раковины моллюсков, обычно поставляющие это вещество в отложения, должны начать растворяться в морской воде до того, как соответствующий моллюск после смерти достигнет дна. Такое возможно только при значительном подкислении океанской воды — подкислении, ассоциирующемся с резким ростом содержания углекислого газа в атмосфере, а затем и в океане. Нечто подобное, хотя и куда слабее, происходит на Земле сегодня, в результате деятельности человека неразумного.

Итак, причины понятны. Непонятно другое: что может так резко увеличить концентрацию углекислого газа? Прямо скажем, многократно поднять его содержание за год неспособно даже нынешнее человечество. Но кто же тогда способен?

«Столкновение с кометой удовлетворяет данному критерию», — резонно замечает Джеймс Райт. Уточним: вообще говоря, только оно и удовлетворяет, благо следов каких-то колоссальных всепланетных извержений или других экстраординарных событий, могущих привести к углекислотному катаклизму, просто нет. Расчёты геологов говорят об экстраординарной цифре в 3 трлн т одного только углерода — на такой вброс трудно найти иного претендента.

Кстати, открытие ставит крест также на «теории метангидратного ружья». Если резкое высвобождение метана из его гидратов на дне северных морей когда-либо и случалось, то события позднепалеоценового климатического максимума вызвал не метан, а углекислота — поскольку резкий рост её содержания за один год сам по себе мог решить вопрос стремительного потепления безо всякого помощника в виде метана.

Интересно, что падение кометы с большим количеством углекислого газа в её составе может объяснить и резкое увеличение содержания углерода-12 в геологических отложениях, и современную этим событиям небезызвестную иридиевую аномалию в Испании, ранее уже относившуюся другими учёными к последствиям столкновения Земли с крупным небесным телом.

 

Подобные милые тропические леса (иногда по недоразумению называемые джунглями) в ту пору вполне могли украшать собой Антарктиду и иные приполярные области.

Напомним также, что в нынешней атмосфере Земли углекислого газа очень много. Комета, которая могла бы «подбросить» в несколько раз больше углекислого газа, чем в атмосфере было вообще, должна быть чрезвычайно крупной. Иными словами, если гипотеза американских геологов верна, речь идёт о редчайшем событии огромной разрушительной силы.

Отчёт об исследовании опубликован в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

 

 

compulenta.computerra.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *