Стеллецкий Игнатий Яковлевич 2

Начало 1940-х гг. — Стеллецкий имел описательный и иллюстративный материал на 200 подземных точек столицы. Сюда входили подземелья-слухи и погреба с замурованными арками, заброшенные каменоломни и засыпанные колодцы, подземные ходы и старинные водостоки. Еще 150 объектов Игнатий Яковлевич предполагал обследовать. В настоящее время в фонде И. Я. Стеллецкого, хранящемся в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ), имеется лишь незначительная часть указанных материалов. Это короткие записки, состоящие обычно из нескольких строк. Подробные описания, фотографии и планы подземных сооружений в РГАЛИ не поступали. Они исчезли так же бесследно, как и архив Комиссии по изучению подземной старины в 1919 году…

Есть основание считать, что Стеллецкий ещё раз обращался к Сталину в конце войны и вероятно получил обнадеживающий ответ из его секретариата.

В годы Великой Отечественной войны И. Я. Стеллецкий оставался в Москве. Несмотря на развившуюся от голода дистрофию, он продолжал теоретические разработки для поисков библиотеки Грозного. Подготовил рукопись «Мертвые книги в Московском тайнике», которая вышла в свет лишь в 1993 году.

В свои шестьдесят три Стеллецкий тушил пожары, гасил зажигательные бомбы, по ночам дежурил во дворе дома. Ему предлагали эвакуироваться — Стеллецкий отказался, вспомнив про судьбу своего архива в 1919 году.

В начале Великой Отечественной войны Игнатий Яковлевич, предполагая свою скорую смерть, написал в своём завещании: «…Похоронить меня завещаю без кремации, на родной Украине, на Лысой горе, под г. Лубнами, в разрытой скифской могиле и водрузить каменную бабу с надписью: „Спелеолог Стеллецкий. 1878—194…“…».

Декабрь 1941 года – исследования не прекращались. Стеллецкий записывает, еще на что-то надеясь: «Проверить упоминаемый в летописи «тайник», т.е. подземный ход из Беклемишевской башни к Москве-реке… Пройти из Спасской башни подземным ходом до храма Василия Блаженного, близ которого спуск в большой тоннель под Красную площадь. Пройти из Никольской башни подземным ходом, спускающимся ниже алевизовского рва в район Китая и Белого города..»

1943 год — о нем вспомнили в Академии наук и он стал получать литерную продовольственную карточку. До нее был обыкновенный голод. Квартира не отапливалась, жили в ванной комнате.

1944 – 1948 г.г. — работал над книгой о библиотеке Ивана Грозного. Он оставил три тома рукописи «Мертвые книги в московском тайнике». После смерти ученого третий том, самый важный, таинственно исчез.

Несмотря на запрещение рассказывать что бы там ни было о работах «спецназначения» (т. е. о раскопках в Угловой Арсенальной башне), археолог подробно описывает их в третьем томе своего труда, считая, что его опыт послужит будущим искателям либереи.

к вдове Стеллецкого М. М. Исаевич обратилось несколько частных лиц, желавших получить дневниковые записи о раскопках в Кремле и третий том документальной истории библиотеки Грозного. В РГАЛИ попали первые два тома, судьба третьего тома неизвестна. В письмах к другу семьи Исаевич упоминала о загадочном квартиранте, который поселился у нее после долгих уговоров, а в один прекрасный день не вернулся домой.

Возможно, рукопись третьего тома исчезла вместе с постояльцем, не исключено, что он был работником спецслужб. По словам доктора исторических наук А. А. Амосова, в 1970-е годы на любой лекции, где речь шла о библиотеке Грозного и ее поисках в подземельях Кремля, непременно присутствовали люди из КГБ, которые донимали его вопросами, пытаясь выведать, откуда докладчику известно о тайниках Кремля и что именно известно.

Январь 1945 года — в обращении в Академию наук писал: «Но после войны, после победы заветный клад будет найден! Порукою в том слово Великого Сталина!»

Однако решение о продолжении раскопок не последовало.

Неудачи становятся закономерностью. Отворачивались друзья, становилось все меньше и меньше единомышленников. Ему предлагались почетные и спокойные должности. Но — » от идеи, которой прослужил двадцать пять лет, все равно не откажусь ради сладкой жизни, из-за каких-нибудь нескольких лет выигранных жизни.»

18 января 1949 года — Игнатий Стеллецкий подходил к своему дому на Большой Никитской улице, случайно споткнулся и неудачно ударился головой об асфальт. Встать самостоятельно Игнатий Яковлевич уже не смог. Его отправили в больницу.

В результате этого удара Стеллецкий полностью потерял память. Он не мог сидеть, стоять, ходить, самостоятельно принимать пищу. То есть мог, но как бы не умел. Точнее, разучился.

Он потерял способность говорить. И понимать, что говорят другие. Но вскоре почти все функции его организма вернулись. За исключением речевой. Стеллецкий не мог произнести по-русски ни одного слова. Пытался писать – безуспешно. Зато в его памяти полностью восстановился арабский – один из многих, некогда доступных ему языков, выученный последним. Пришлось нанимать переводчика.

Последние месяцы жизни профессор Стеллецкий говорил исключительно на арабском языке.

А Стеллецкий уже сознавал свое трагическое положение. И от отчаяния то яростно раскидывал все в своей комнате, распугивая проходящих по Большой Никитской обывателей громкими арабскими ругательствами, то тихо плакал, сидя на краю своей кровати.

11 ноября 1949 года — умер и был похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.

Попытки отыскать его могилу, предпринятые осенью 1989 года, окончились безрезультатно. На том месте, где, по словам очевидца, ещё в 1981 года находился небольшой холмик с покосившимся крестом, были уже новые захоронения. Между тем точная информация о местонахождении могилы И. Стеллецкого имелась в архивах Ваганьковского кладбища. Впоследствии она была занесена в электронную базу некрополя.

Могила Стеллецкого в крайне плохом состоянии была найдена членом «Общества некрополистов» GENRY 12 апреля 2010 года на 37-м участке Ваганьковского кладбища. Документ с координатами места захоронения Стеллецкого (выписка ФГУП «Ритуал») хранится в архиве «Общества некрополистов».

Могила археолога была в запущенном состоянии. На захоронении стоял только ржавый крест с едва различимой надписью. Позже под слоем мусора и земли нашли фотографию Стеллецкого, которая, судя по всему, отвалилась от креста. Было решено привести могилу в порядок и установить на ней надгробие. Некрополисты вышли на родственников Стеллецкого — правнука археолога Ивана Григорьева, который живет в Киеве. К слову, Иван — внук дочери Стеллецкого от первого брака. Любопытно, что со своей первой женой профессор познакомился на корабле, когда плыл по рабочим делам в Палестину.

Иван, по профессии художник, сам создал бронзовый барельеф прадеду.

В июне и июле 2011 г. силами членов Общества некрополистов и представителей спелеологических клубов велась подготовка могилы Стеллецкого к установке памятника.

 

30 июля 2011 года на могиле И.Я. Стеллецкого состоялось торжественное открытие памятника.

В известной приключенческой повести Григория Гребнева «Пропавшее сокровище», посвященной поискам библиотеки Ивана Грозного, И. Я. Стеллецкий выведен, как Стрелецкий. Однако при этом допущен анахронизм. Стеллецкий умер в 1949 году, а действие «Пропавшего сокровища» происходит в середине 1950-х.

Был убеждён в существовании библиотеки Ивана IV Грозного и в том, что она спрятана в подземном хранилище. Стеллецкий обследовал подземные ходы в Донском и Новодевичьем монастырях, в зданиях XVI—XVII вв. и др. На основе архивных, археологических и спелеологических данных составил «План подземной Москвы», согласно которому подземные сооружения под зданиями XVI—XVII вв. в пределах Садового кольца связаны между собой и с Кремлём сетью лабиринтов. Стеллецкий утверждал, что подземный и наземный Кремль был построен по плану Аристотеля Фьорованти.

Он неоднократно участвовал в съемках фильмов, был консультантом таких картин как «Пещерные города Московского района», «Москва под землей» и другие, опубликовал ряд важных научных работ.

Наследие Стеллецкого составляют сведения на основе фактического материала о 350 подземных точках на основе фактического материала (Подземные ходы, колодцы, каменоломни, подземелья с заложенными арками, провалы и прочее) чего современные исследователи не учитывают.

Сочинения: Мертвые книги в московском тайнике, М., 1993.

Библиография

  • Стеллецкий И. Я. Мёртвые книги в московском тайнике. — Московский рабочий, 1993. — 272 с. ISBN 5-239-01341-1
  • Стеллецкий И. Я. Поиски библиотеки Ивана Грозного. — Сампо, 1999. — 400 с. ISBN 5-89659-001-6
  • Новый труд о жизни Иисуса Христа: «La vie inconnue de Jésus Christ». Н. Нотович. Paris, 1894 г. : / И. Стеллецкий. — Киев: тип. И. И. Горбунова, 1904. — , 32 с.
  • Стеллецкий И. Я. В страну Гардаринскую: Из путевых впечатлений. — СПб.: тип. В. Ф. Киршбаума, 1906. — 21 с.
  • Стеллецкий И. Я. Вторжение скифов в Палестину: Ист.-археол. этюд: Из докл., чит. 7 авг. 1908 г. на Всерос. археол. съезде в г. Чернигове. — СПб.: тип. В. Ф. Киршбаума, 1909. — 15 с.
  • Стеллецкий И. Я. Мадебская карта-мозаика Палестины в связи с вопросом о новой (русской) Горней Бет-Захари. — М.: тип. О-ва распростр. полезн. кн., преемник В. И. Воронов, 1909. — 48 с.: ил.
  • Стеллецкий И. Я. О новейших английских раскопках в Газере. — СПб.: тип. В. Ф. Киршбаума, 1910. — 7 с.
  • Стеллецкий И. Я. Китайгородская стена // Старая Москва. Сборник. Вып. 2 / Под ред Н. Н. Соболева. — М., 1914. — С. 53—67. (Факсимильное издание — М.: Столица, 1993. — ISBN 5-7055-1169-8).

 

Использованы материалы

necropolist.narod.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *